23:34 

lock Доступ к записи ограничен

Wild Card
«Patience you must have, my young padawan». (с) Yoda
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:32 

lock Доступ к записи ограничен

Wild Card
«Patience you must have, my young padawan». (с) Yoda
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:07 

lock Доступ к записи ограничен

Wild Card
«Patience you must have, my young padawan». (с) Yoda
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:16 

White Weasel
Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Часто, очень часто мне хочется рассказать что-нибудь из будней моей семейки Аддамс. И тут я вспоминаю этот отрывок (и из последних сил сдерживаю себя, в отличие от Дарелла):

"– Я не возражаю, – заявил Ларри, – чтобы на меня писали памфлеты хорошей прозой, но быть высмеянным дурным английским языком просто невыносимо.
– Одно название чего стоит, – сказала Марго, – «Моя семья и другие звери». Мне надоело отвечать людям: «каким же из зверей изображена ты?»
– По-моему, заглавие довольно забавное, – сказала мама. – Только почему он не изобразил самые интересные события?
– В самом деле, – поддержал ее Лесли.
– Какие интересные события ты имеешь в виду? – с подозрением спросил Ларри.
– Например, твое плавание на яхте Макса вокруг острова. Это было чертовски забавно.
– Если бы эта история появилась в печати, я бы подал на него в суд.
– Не понимаю почему, – сказала Марго, – это было очень забавно.
– А что ты скажешь о спиритизме? – язвительно спросил Ларри. – Что, если бы он написал об этом, тебе бы это очень понравилось?
– Нет, нет! Он не посмел бы написать об этом! – со страхом сказала Марго.
– Ну вот, получай, – торжествовал Ларри. – А что вы скажете о судебном деле Лесли?
– Не понимаю, зачем меня впутывать в это дело, – воинственно заявил Лесли.
– Ведь это ты возмущался, что он не включил в книгу самые забавные случаи.
– По правде говоря, я уж забыла все эти истории, – сказала мама, посмеиваясь. – Но думаю, они были забавнее тех, что описал ты, Джерри.
– Рад это слышать, – сказал я задумчиво.
– Почему? – спросил Ларри, глядя на меня с подозрением.
– Потому что я решил написать еще одну книгу о Корфу и использовать все эти истории, – объяснил я с самым невинным видом.
Все сразу зашумели и заволновались.
– Я запрещаю это, – закричал Ларри, громко чихая, – категорически запрещаю!
– Ты не можешь писать о моем спиритизме, – вскрикнула Марго. – Мама, скажи ему, чтобы он не писал об этом.
– И о моем судебном деле, – закричал Лесли. – Я не потерплю этого.
– И если ты заикнешься о яхтах… – начал Ларри.
– Ларри, дорогой, говори потише, – попросила мама.
– Ну тогда запрети ему писать продолжение, – кричал Ларри.
– Не говори глупостей, дорогой, я не могу запретить ему, – сказала мама.
– Ты хочешь, чтобы все повторилось сначала? – спросил Ларри хриплым голосом. – Опять посыплются письма из банка: не будете ли вы так любезны снять ваш вклад, опять лавочники будут смотреть на вас с подозрением, опять у дверей появятся анонимные бандероли со смирительными рубашками, и все родственники отвернутся от вас. Ты считаешься главой семьи, так запрети ему писать об этом!
– Ты все преувеличиваешь, Ларри, дорогой, – сказала мама. – А кроме того, я никак не могу запретить ему, если он хочет написать об этом. Не думаю, что это причинит какой-нибудь вред. Все это отличные истории, и я не вижу, почему бы ему не написать продолжение.
Все семейство разом поднялось со своих мест, и все принялись громко растолковывать ей, почему нельзя писать продолжение. Я ждал, пока уляжется шум.
– Помимо этих историй есть еще немало других, – сказал я, припоминая.
– Каких же, милый? – с интересом спросила мама. Все семейство, с покрасневшими лицами, рассвирепевшее, рассерженное, уставилось на меня в выжидательном молчании.
– Ну, – сказал я в раздумье, – мне бы хотелось описать твой роман с капитаном Кричем, мама.
– Что? – возмутилась мама. – Ты, конечно, не напишешь ничего подобного… Вот еще, роман с этим противным стариком. Не позволю, чтобы ты писал об этом.
– Ну, а по-моему, это самая лучшая история из всех, – елейным голосом произнес Ларри, – трепетная страсть романтической истории, ласковое, старинное очарование героя… манера, с которой ты обращалась со старым приятелем…
– Да успокойся же, Ларри, – сердито сказала мама, – ты раздражаешь меня такими вот разговорами. Не думаю, Джерри, что ты затеял доброе дело, написав эту книгу.
– Я тоже не думаю, – сказал Ларри. – Если ты опубликуешь ее, мы все подадим на тебя в суд.
Перед лицом такой спаянной, единой семьи, рассвирепевшей в своей решимости помешать мне любой ценой, у меня оставался единственный выход. Я сел и написал эту книгу." (Дж. Дарелл. Птицы, звери и родственники)

@темы: Пам-парам-пам...Просто так, Да это я шалю! - То есть балуюсь!

Там, где никто не найдет

главная